Горячий снег

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 22 июн 2024, 21:06

Некоторое время было тихо: каждый думал о своем. Пауза затягивалась.
- Ты что-то говорила…, - начала Рипли, обращаясь к Наталье.
- Да, - с готовностью кивнула Резникова. – Каким путем ты пошла после того, как, - она кивнула на «чертов ящик», - запустила отчет? – На что получила подробный ответ от офицера безопасности тягача. Потом кивнула. – А есть ли другой путь? Короче?
Рипли задумалась. Потом подняла взгляд на Резникову, и своих товарищей.
- Есть. – Кивнула она, и в ее голосе просквозила дрожь.
- Тогда веди. – Ламберт кивнула на лестницу, затем повернула голову к Наталье. – Не дай Бог, ты нам соврала…
- Делать мне больше нечего. – Буркнула Резникова, пойдя по лестнице за Элен Рипли.
После достаточно долгого спуска куда-то, Рипли пошла по очередному коридору корабля, почему-то тусклому. Элен остановилась, обернулась, и посмотрела на Паркера.
- Я думала, вы починили тут все.
- Мы и начали. – С готовностью ответил он. – Но Кейн внес коррективы, а потом… и это… тоже внесло.

Они продвигались медленно, постоянно озираясь по сторонам: Наталья вот ни разу не была уверена в том, что или из Далласа, или из Бретта, уже не вылупился очередной Чужой. По мере продвижения она все чаще отмечала, что пахнет мертвечиной.
- Рипли. – Окликнула она впереди идущую женщину. – А у вас на тягаче имеется морг?
Элен остановилась, и повернулась к ней. Ее взгляд был слегонца прибалдевшим.
- С чего ты взяла?! Нет, конечно.
- Тогда чем это так пахнет?! – С тихим бешенством в голосе, спросила Джоан. Паркер подошел ближе, и принюхался.
- Она права. – Негр кинул на Резникову. – Воняет мертвечиной, но не пойму – откуда.
В ответ, Резникова показала на очередную лестничную шахту.
- Оттуда. – Трое посмотрели на нее. – Сейчас мы полезем вниз. – Наталья подошла к лестнице, не в силах встать на перекладину. – Наш путь будет лежать между стен, в которых вмурованы…
Паркер грубо оттащил ее от лестницы, и присел, смотря в шахту.
- Даллас! Бретт! – Через некоторое время откуда-то снизу раздался слабый стон. И в этом стоне, - казалось бы, - была сконцентрирована вся боль этого мира. Паркер повернул голову, и его круглые от ужаса глаза, встретились с глазами Резниковой. – Это капитан!
Наталья лишь судорожно сглотнула.

Рипли переглянулась сначала с Паркером, а после – и с Ламберт. Не говоря ни слова, женщина полезла вниз. За ней пошла Резникова, которая уже сдерживала свои рвотные позывы изо всех сил. Далее шла Ламберт, и замыкал шествие Паркер, еще раз внимательно осмотрев коридор, - по которому они дошли до лестницы, - прежде, чем ступить на нее. По мере спуска, запах становился все более невыносимым.
Наконец они миновали один уровень, и попали в полутемное помещение последнего уровня, который прилегал к обшивке корабля. Оно было окутано мраком, который лишь изредка пронзал мерцающий свет аварийных ламп. Было очень холодно. Стены, - покрытые органическими выростами Чужого, - создавали впечатление живого существа, которое поджидало свою добычу очень давно. Воздух был пропитан запахом смерти и чужеродной плоти, и каждый вдох напоминал о скрытой угрозе, таящейся в тени.
В самом центре этого кошмара, - словно реликвии древнего ритуала, каких-то сумасшедших сектантов, - выделялись Даллас и Бретт, которые были вмурованы в стену. Их тела, обездвиженные и деформированные, стали частью ужасающего гнезда Чужого. Лица Бретта уже не было видно, видно было лишь его глазные яблоки, которые вывалились из глазниц. Лица товарищей Рипли, - которые шли за ней, и обозревали «все это», - отражали безмерный ужас и отчаяние, и даже Резникову увиденное проняло. Она замедлила спуск, отвернула голову в сторону, и щедро заблевала пол помещения, еще не ступив на него. Ламберт легонько наступила ей на голову, и Наталья послушно продолжила спуск.
Помещение было не просто ловушкой. Оно было свидетельством жестокости Чужого, его способности превращать людей в инструменты продолжения своего рода.

Люди спустились. Свет аварийных ламп мерцал, создавая иллюзию движения в тенях. Рипли остановилась, её дыхание стало частым и поверхностным, словно она внезапно почувствовала приближение невидимого хищника. В воздухе витал запах гнили и чего-то кислого, напоминающего запах смеси крови с металлом. Ламберт, - следуя за Рипли, - почувствовала, как её спина покрылась холодным потом. Она не могла отделаться от ощущения, что их наблюдают, - причем, очень давно, - и, - что где-то в темноте, - их всех выжидает Чужой. Паркер, всегда стойкий и решительный, теперь казался напряженным, его руки сжимали огнемет так крепко, что костяшки побелели.
Когда они почти вплотную подошли к гнезду Чужого, воздух стал вязким и тяжелым. Стены были покрыты органическими выростами, которые пульсировали, словно живые. Звуки капель, - падающих на металлический пол, - создавали ритмичный, но тревожный фон. Резникова, - чье лицо было бледным, как полотно, - шагнула вперед, и её ботинок вязнул в липкой массе на полу. Она опустила взгляд, и увидела, что это была слизь, оставленная Чужим.
- Твою же мать! – Непроизвольно вырвалось у нее. Она поняла, что одним пожаром тут дело не решить: и Далласа, и Бретта, и всю эту хрень, - в которой они сидели, - нужно было вынести вон с корабля. Совсем. Вышвырнуть, причем так же, как Рипли вынесла с «Сулако» Королеву этих мерзостей. Люди притихли, рассматривая то место, где монстр устроил себе дом.

И тогда, в полной тишине, раздался стон. Он был слабым и жалким, но в нем еще чувствовалась жизнь. Это был Даллас, его глаза встретились с глазами Рипли, и в этом взгляде было столько боли и отчаяния, что даже воздух вокруг стал тяжелее. Он был жив, но его тело уже стало частью чужеродного гнезда, и он знал, что его судьба предрешена. Резникова, - в полном шоке, - отступила к стене, и еще раз вляпалась в слизь чужака, теперь уже плечом. Ей сразу стало муторно, она отвернулась к стене, полностью опорожнив желудок. Ламберт дождалась, когда Наталья закончит «свои дела», и осторожно оттянула ее к себе. Паркер внимательно смотрел на лестницу вверх, откуда они пришли.
Стон повторился снова. Рипли, - высоко подняв свой огнемет, - подошла к Далласу, кожа которого была, - в свете «свечи», - какого-то пепельно-зеленого цвета. Но было ясно, что он еще жив: его лицо было мокрым от пота. Или – от слез, или – от чего-то еще, Наталья так и не поняла. Паркер подошел к Бретту, и Резникова заметила, что рядом с ним стоит нечто, что напомнило ей… то яйцо, из которого лицехват выпрыгнул на шлем Кейна, проплавив плексиглас. Она поняла, что то, - что «принес» Кейн на «Ностромо», - есть не что иное, как Королева. Непроизвольно, ее передернуло. Обычно, Королевы находятся в ОСОБЫХ кладках, как она помнила по книге «Чужой: Из тени», которую написал Тим Леббон. А еще она ЗНАЛА из книги Алексея Мартьянова, - «Чужой: Операция Рюген», что противостоять кислоте Чужого может только специальная стеклокерамика. Которой, - естественно, - на тягаче не водилось.
- Ну, ебать меня в рот… - По-русски проговорила Наталья. Однако тут же замолчала: Даллас пытался что-то сказать. Она знала, О ЧЕМ попросит капитан, поэтому притихла, и начала внутренне благодарить всех Богов за то, что НЕ ЕЙ сейчас предстоит сделать то, что должно случиться. Наталья прекрасно осознавала то, что этот момент был наполнен ужасом не только из-за видимого кошмара. Моральная дилемма, с которой столкнулись Рипли, Ламберт и Паркер. Спасти Далласа было невозможно, и сейчас был выбор: причинить ему боль, чтобы освободить от мучений, или оставить его на волю судьбы, которая была хуже смерти. Ее передернуло, и она отошла в сторону.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 23 июн 2024, 17:59

Трое тихо о чем-то разговаривали между собой. Слабый голос капитана Наталья так же слышала, но ее грызло ощущение того, что – вот прямо сейчас вот – они совершат непоправимую ошибку. Причем такую, которая станет фатальной для всех. В мерцающем свете ламп, она оглядывала помещение, ее взгляд скользил по стенам…, пока не напоролся на вертикальную линию, на полу помещения, которая шла от стены и до стены. Краем уха она услышала тишину, которая ее напугала. Она посмотрела на троих членов экипажа: они отошли от стены с капитаном, и, - видимо, - кто-то готовился исполнить желание Далласа. А она прекрасно помнила то, что – в оригинальной истории – Даллас попросил Рипли о смерти, и та выполнила его последний приказ.
- Стойте. – Наталья подошла к людям, закрыв собою стену с капитаном. Рипли недовольно поморщилась. Наталья перевела взгляд на мужчину в стене: в его глазах, - на мгновение, - промелькнул интерес. – Капитан Даллас, - Резникова посмотрела ему в лицо, - не пытайтесь меня вспомнить, я не член вашей команды. – С уважением в голосе, произнесла она. – У меня появилась Идея. И, - она отвела в сторону ствол огнемета Рипли, - если мы ее не сможем воплотить в жизнь, обещаю, она, - Наталья кивнула на Рипли, в глазах которой был немой вопрос, - выполнит ваш последний приказ. – Даллас смотрел на нее со слабым интересом, не говоря ничего…

Оттеснив ее в сторону, Наталья ткнула ее огнемет стволом вниз.
- Тебе это может показаться безумием, но я хочу и его спасти. – Тихо сказала она, Паркер и Ламберт подошли к ней. – К сожалению, Бретта спасти уже невозможно, - она кивнула на его тело, которое уже полностью вросло в юиологические отложения Чужого, - но Даллас…. – Она посмотрела на Паркера. – Понимаю, что идея на грани фола, но… разрешите мне попробовать. – Она немного помолчала. – Пожалуйста.
Трое переглянулись, но не ответили ничего. Лишь только Ламберт, долгим взглядом посмотрев в глаза Паркера и Рипли, осторожно кивнула. Наталья кивнула в ответ, и вновь повернулась к капитану.
- Капитан Даллас, - мужчина повернул к ней голову, и посмотрел на нее, не говоря ничего, - скажите: вы хотите жить? – Даллас грустно улыбнулся. – Тогда терпите. – От уважения не осталось и следа, наоборот, - в голосе Резниковой промелькнула жестокость. – Терпите, и мы ПОСТАРАЕМСЯ вытащить вас отсюда. Будет больно, но мы здесь, и мы будем с вами. До конца. Что бы ни случилось. – Даллас закрыл глаза, и отвернулся.

Резникова повернулась к тройке, и кошмарно ощерилась.
- Ламберт и Рипли. – Она говорила громко, чтобы Даллас слышал тоже. – Вы сейчас идете в медблок, обе. – Паркер вопросительно посмотрел на нее. – Этого гада тут уже нет: его отправил в спасательном боте Эш, так что – можете идти спокойно. Мне…
Паркер поднял руку, заставив ее замолчать.
- Эш? – Он усмехнулся. – Он хотел убить Рипли, и… - Тут уже Резникова подняла ладонь вверх, и мужчина удивленно замолчал.
- Когда на борту нет ни Далласа, ни Кейна, Рипли – старший офицер. – Утвердительно произнесла она, и посмотрела на Элен. – Это верно? – Рипли посмотрела за спину Натальи, - на Далласа, - и кивнула. – На тот момент никто из них не знал про то, что вы живы. – Кивнула Резникова Далласу, который повернул голову к ней, внимательно слушая ее. - Рипли пошла к «Маме» и вытрясла из нее правду о том, а ЗАЧЕМ тягач вообще сел, куда сел. – Она немного помолчала. – Таким образом, она узнала «о приказе номер девять три семь», и то, что этот приказ прямо предписывает Эшу, – офицеру по науке, - привезти этот организм на Землю, для дальнейшего изучения.
- Откуда ты знаешь это?! – Рипли развернула Резникову к себе лицом. – Отвечай. Здесь и сейчас.

- Давай я тебе потом ПОКАЖУ все это. – Внаглую усмехнулась Резникова. – А так же конец всей этой эпопеи, ручаюсь, тебе интересно станет. – Элен молчала. – Но СЕЙЧАС нам нужно спасти его. – Она кивнула на Далласа. – Его, ОН тут самый главный, и это ЕГО корабль.
Капитан попытался засмеяться, но из его рта люди услышали лишь кашель.
- «Ностромо» принадлежит Компании. – Сдавленным голосом произнес он. – Я всего лишь пилот, я веду его. – Он слабо улыбнулся. – Но это – не моя собственность.
- Однако «Мама» с гораздо большим усердием послушает вас, чем их. – Парировала Резникова. – У ВАС находятся все доступы и пароли, и ваше влияние на нее абсолютно. – Даллас прикрыл глаза. – Что означает, что Вы нам нужны. – Капитан попытался сказать что-то, но Резникова опередила. – И пока опустим тот факт, что вы беременны, - ее передернуло, - надеюсь, мы сумеем оттянуть срок родов на как можно дальнюю перспективу. – Молчание было ей ответом. Она снова посмотрела на женщин. – Элен и Джоан. Вы сейчас идете в медблок, ничего не бойтесь, этого организма тут уже нет. – Она помолчала. – Мне нужен самый жестокий обезболивающий препарат, самый жестокий транквилизатор, и самое жестокое снотворное. – Она помолчала. – Причем, в лошадиной дозе. – И кивнула на мужчину в стене. – Для него. – Она посмотрела в лицо Далласа. – И захватите побольше влажных салфеток…
- Выполняйте. – Слабым голосом распорядился капитан. Когда женщины ушли, он посмотрел на Паркера. – Если ничего не получится, не вините ее. – Глазами показал он на Резникову. – Она дала мне надежду, а это главное. – И отвернулся.

Наталье не давал покоя вопрос, а почему именно тут Чужой устроил себе дом. Когда женщины ушли, она еще раз осмотрела помещение. Она вот совсем не была уверена в том, что то, - что ей должны были принести Элен и Джоан, - подействует, и она сможет продлить жизнь Далласа, хотя бы на время. Из режиссерской версии третьей части Чужого она помнила, что у Рипли были такие же боли в груди, но тот доктор колол ей какие-то препараты. «Мой фирменный коктейль» - так он сказал о своем лекарстве, но, - что туда входило, - для Натальи было тайной. Но она искренне надеялась, что транквилизатор и снотворное обездвижат эмбрион, а обезболивающее избавит самого капитана от неприятных ощущений. Затем, его нужно будет банально откормить, а после, - вырезать из него эту тварь так же, как ученые «Авриги» достали ее из клона Рипли.

Однако вопрос оставался тем же. Чем интересен был чужаку именно этот уровень, и именно этот отсек корабля? Почему он устроил себе «дом» именно здесь, а не, - скажем, - в другом помещении «Ностромо»? Она внимательно рассматривала стены, пол…, но – ничего предположить не могла.
- Деннис. – Она впервые назвала Паркера его реальным именем, а не по фамилии. Было видно, что он удивлен. – А что это за отсек?
- Это… - Паркер посмотрел по сторонам, - это ловушка расплава. – Наталья поперхнулась слюной, и он подошел к ней. – Тебе плохо? – Резникова смотрела на него, вытаращив глаза, и отрицательно мотая головой. – Тогда – что?
На Наталью напал кашель. «Ну, конечно»!
- То есть, ты говоришь, что мы сейчас находимся ПОД реактором?! - Паркер кивнул. – Эврика!!! – Паркер смотрел на нее, явно ничего не понимая, даже Даллас снова повернул голову в их сторону. – Черт, ну, конечно же!!!

В оригинальном фильме Джеймса Камерона, - «Чужие», - эти существа заразили колонистов эмбрионами, и стащили их под атмосферный процессор. Иными словами - под реактор. Наверное, они посчитали это самым безопасным для них местом. Наталья подумала еще. Тогда Рипли сказала, что «там» нельзя стрелять…, значит, эти существа выбирают такие места, где стрелять это равносильно тому, что поднять себя на воздух. Только полный долбоящер, - поняла Наталья, - станет палить по реактору, от работы которого зависит его жизнь, и, - если бы из Далласа и Бретта вылупилось потомство этого существа, - они все сидели бы тут, зная, что В ЭТОМ МЕСТЕ Никто. Стрелять. Не. Станет. Из-за возможности поджарить самих себя.
- А можно сбросить часть плазмы в ручном режиме? – На лице Паркера медленно проступил шок. – И потом эта плазма, - останется тут же? Или что?
- Ты задаешь странные вопросы. – Даллас серьезно смотрел на нее. – Сбросить плазму возможно, и на корабле она не останется: пол отсека – это гигантские двери в него.
- Если произошла протечка в реакторе, и плазма попала сюда, - поддержал капитана Паркер, - то внешние двери откроются автоматически, и сбросят ее в космос. – На это Резникова кошмарно ощерилась. – А зачем тебе это?
- Бретт. – Она кивнула на товарища Паркера, и члена команды «Ностромо». – Он не подает признаков жизни, уже окуклился, и, - вот-вот, - из него вылупится «это». – Мы должны уйти раньше, затем – вот над этой стеной устроить утечку, чтобы плазма стекла по стене, и сожгла все это гнездышко ко всем чертям Преисподней. – Паркер одобрительно крякнул. – А после того, как тут все поджарится до хрустящей корочки, раскрыть внешний шлюз и вынести мусор ко всем собачьим ебеням.
Даллас одобрительно кивнул. Кивок был еле заметен, но с ним НУЖНО было разговаривать для того, чтобы он БОРОЛСЯ.

Наталья стояла, думая о том, А КАК ОНА СКАЖЕТ людям, что они – всего лишь кинофильм. Пока она рассуждала, - вернулись Рипли и Ламберт. Они несли с собой медицинские препараты, которые должны были помочь Далласу, и носилки, чтобы нести его в медблок, на случай того, если капитан сам не в силах будет идти. В их глазах читалась решимость и страх одновременно. Наталья взяла у них препараты, изучила инструкцию, и повернулась к Паркеру.
- Помоги мне с ним, - сказала она, указывая на Далласа. - Мы должны действовать быстро. - Паркер кивнул, отдал свой огнемет Ламберт, и подошел к стене, где был Даллас. Он осторожно протер его лицо влажной салфеткой, чтобы Наталья могла ввести необходимые препараты. Рипли и Ламберт наблюдали, затаив дыхание.

Препараты представляли собой обычные квадратики пластыря. Согласно инструкции, лекарство начинало работать сразу же, как только они касались кожи.
Резникова выбрала пластыри и подошла к стене.
- Капитан Даллас. – Она показала ему то, что держала в руках. – Вот эти препараты, - В СЛУЧАЕ ИХ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ, - сделают из вас законченного наркомана, но поверьте мне, наркомания излечима. – Она немного помолчала. – В отличие от того, ЧТО случилось с Кейном и Бреттом. – Даллас посмотрел ей в глаза, и кивнул.
Наталья наклеила на лоб три квадратика транквилизатора, затем на одну щеку - снотворное, и на другую - обезболивающее. Даллас напрягся, но затем его тело расслабилось. Наталья вздохнула с облегчением - первый этап был пройден.

- Теперь самое сложное, - прошептала она. - Нам нужно вытащить его отсюда и откормить. Откормить, чтобы он пережил операцию по извлечению этого гада.
Рипли подошла к ней и положила руку на плечо.
- Я с тобой, - сказала она. - Мы все с тобой. Паркер осторожно раздвинул органические отложения, и Артур Кобленц упал на руки Рипли и Ламберт.
Все вместе они подняли Далласа, и на носилках понесли его в медблок. Наталья знала, что впереди их ждет борьба не только за жизнь капитана, не только будущее всего экипажа «Ностромо»…, то, что теперь узнает экипаж, вынудит Компанию начать форменную травлю.
Как это ни казалось бы странным, но она была готова к этому вызову. Но… были ли ОНИ готовы к нему?
«Этого» Резникова не знала.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 24 июн 2024, 12:31

***

53 дня до «часа икс».
Российская Федерация, Автономная Республика Крым, г. Севастополь.
Рыбный ресторан «Баркас», Капитанская улица, 2А.
Андрей Провоторов.


Его взгляд был прикован к монитору, где теперь показывалась детальная схема траектории объекта. Он продолжил, водя пальцем по экрану:
- Видите, эта красная линия не просто путь, это... это предсказание. – Его голос звучал уверенно, но в нем чувствовалась нотка тревоги. – Мы анализировали данные, и все указывает на то, что объект управляем, а, значит, Алонсо прав. Он не просто летит к нам, он... он меняет траекторию, корректирует ее, чтобы прибыть именно к Земле. - Копейка и Озерская обменялись взглядами, в их глазах отражалось недоумение и страх.
- Но что они хотят? – Спросила Озерская, было слышно, что ее голос дрожит от волнения.
- Мы не знаем. – Андрей сделал паузу, вздохнул и продолжил. – Но мы можем предположить. Возможно, они ищут новый дом, возможно, они беженцы, как и мы когда-то были. Или..., – он замолчал, словно не хотел высказывать следующую мысль вслух.

- Или что? – Настойчиво спросил Копейка.
- Или они исследователи. Или они сбились с курса, потерялись в космосе. – Продолжил Андрей. – А может быть, они просто хотят узнать, кто мы такие. Возможно, они даже и представления не имеют, а какое воздействие окажет на наш мир их появление. В любом случае, - Андрей посмотрел на мужчину и женщину, которые, - затаив дыхание, - смотрели на монитор, - нам вскоре предстоит ситуация Первого контакта.
В комнате снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь шумом кафе за их спинами. Все трое сидели, погруженные в свои мысли, пытаясь осмыслить информацию, которую только что услышали.
- Тогда, нам нужно действовать. – Решительно сказал Копейка. – Нам нужно сообщить об этом правительству, ООН, всему миру!
- Да, – поддержала его Озерская. – Мы должны подготовиться. Независимо от их намерений, мы должны быть готовы ко всему.
Андрей кивнул, закрыв ноутбук.
- Я уже связался с коллегами из разных стран. Конечно, вскоре о моем поступке узнают, и мне будет грозить наказание, но. Мы собираемся встретиться и обсудить, как лучше всего действовать. Это... это может изменить все.
Они встали, оставив за собой пустой стол, и направились к выходу, каждый из них ощущал вес ответственности, который теперь лежал на их плечах. Впереди их ждал новый мир, полный неизвестности и возможностей. Но прежде всего, им предстояло столкнуться с самым большим вызовом, который когда-либо стоял перед человеческой расой.

***

51 день до «часа икс».
Российская Федерация, Автономная Республика Крым, г. Симферополь.
Филиал Федерального Государственного Бюджетного Учреждения «Редакция ‘Российской газеты’», ул. Козлова, 45А.
Алевтина Озерская.


С тяжелым сердцем и камнем на душе, она вошла в редакцию, где ее уже ждали пустой стол и мерцающий экран компьютера. Алевтина опустилась в кресло, засунула в уши беруши, - чтобы ничто не отвлекало ее от процесса написания Шедевра, - и ее пальцы начали танцевать по клавишам, словно они были отдельными существами, полными решимости рассказать миру о предстоящем потрясении.

«Предвестники среди нас: Неизвестный космический объект на курсе к Земле»

В мире, где каждый день кажется повторением предыдущего, на горизонте появилось нечто, что обещает изменить все, что мы знаем. Неизвестный космический объект, обнаруженный ученым из Чили Винсенте Алонсо, теперь движется к нашей планете с непонятными намерениями.
Объект впервые был замечен Паранальской обсерваторией, подтвержден и другими космическими станциями, включая Китайскую Национальную обсерваторию и обсерваторию Сазерленд. Он не передает никаких сигналов, не дает о себе знать, кроме своего молчаливого и неумолимого приближения.

Андрей Провоторов, - эксперт в области астрономии, - поделился со мной эксклюзивными данными о траектории объекта. По его словам, объект не просто следует к Земле – он корректирует свой путь, что указывает на его управляемость.
Что это может значить для нас? Пока что ученые могут только строить предположения. Некоторые считают, что объект может быть кораблем беженцев, ищущих новый дом. Другие предполагают, что это исследовательский аппарат, направленный к нам из любопытства. Но есть и те, кто опасается, что его прибытие может нести угрозу.

Время идет, и каждый день приближает нас к моменту, когда мир узнает, что несет нам этот загадочный гость. Но одно можно сказать наверняка: мы должны быть готовыми ко всему. Мы должны объединиться, и подготовиться к любому исходу, ведь это испытание может стать самым великим, с которым когда-либо сталкивалось человечество.
Алевтина Озерская, специально для «Российской газеты».


С трепетом в сердце, и профессиональным спокойствием, Алевтина отправила статью на рассмотрение редактору. Она знала, что с этого момента каждый шаг, каждое слово, каждый взгляд на ночное небо будет наполнен новым смыслом. Редактор потребовал доказательств, и Озерская предъявила запись с диктофона. Статья вошла в номер в самый последний момент…

**

В тени статьи Озерской, - которая распространилась в Интернете с вирусной скоростью, - мир оказался на пороге хаоса. Слова, написанные с надеждой на просвещение, превратились в искры, поджигающие пламя страха и неведения.
В России, - где зимние ночи длинны и темны, - свет звезд был стерт с небес мрачными предсказаниями. Религиозные лидеры, - воспользовавшись моментом неопределенности, - начали проповедовать о приближении конца света. Они утверждали, что неизвестный объект, мчащийся к Земле, - это знак гнева и предвестник апокалипсиса.

Слова этих проповедников, полные пыла и убеждения, нашли отклик в сердцах и умах многих. Страх перед неизвестным, который всегда таился в глубинах человеческой души, вспыхнул, как сухая трава. Волна самоубийств, - вызванная этим страхом, - начала распространяться, словно зараза, сначала в России, а затем и за ее пределами.
Люди, - которые видели в неизвестном объекте зловещий знак, - искали спасения в самопожертвовании, веря, что, - таким образом, - они избегут предстоящего гнева Бога. Семьи разрушались, общины распадались, и в то время как некоторые искали утешения в вере, другие видели в этих трагических событиях только подтверждение своих худших опасений.
Между тем, ученые, - и рационально мыслящие люди, - пытались бороться с этой волной иррациональности, призывая к спокойствию и объединению в поисках ответов. Они утверждали, что страх перед неизвестным не должен приводить к саморазрушению, а должен стать стимулом для изучения и понимания. Но вопрос оставался открытым: сможет ли Человечество преодолеть свой первобытный страх, и встретить неизвестное с открытым умом и сердцем? Или же тьма, - которую оно само же и создало, - поглотит его до того, как наступит рассвет нового понимания?

Алевтина Озерская, - продолжая следить за развитием событий, - понимала, что ее слова могут, как вдохновлять, так и разрушать. Она знала, что каждая буква, каждая фраза, каждый абзац, - который она пишет, - несет в себе вес ответственности за судьбы тех, кто читает ее строки.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 05 июл 2024, 09:04

49 дней до «часа икс».
Российская Федерация, Автономная Республика Крым, п. Кацивели, подножие горы Кошка.
Лаборатория радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории, радиотелескоп РТ-22.
02.34 местного времени.
Андрей Провоторов.


После того, как статья Озерской увидала свет, он понял то, КАК его подставили. Ни слова не говоря, - и не показываясь на глаза Болотову, как своему непосредственному куратору, - он уехал в это, - как он сам считал, - уединенное место. «Место» было далекое от внешнего мира, и страстей в нем. Работников было немного, а там – куда он залез, - кроме него были еще трое, но эти трое были его друзьями. Так что – «сдать» его не смог бы никто.
Андрей остался в ночную смену, и вышел на улицу. Небо напоминало черный бархат, с которого бриллиантовыми россыпями светили далекие звезды. Он немного постоял, и зашел обратно, планируя проверить космического скитальца, что сейчас, - где-то там, в черноте пространства, - неумолимо приближался к Земле.
Его напарник спал, но это было лучше: Андрей не намерен был ни с кем разговаривать. Он знал о том, что Болотов потребует с него за статью, которая вышла и напугала половину жителей России и мира, и за то, что он, - без его, Антона Болотова разрешения, - разговаривал с журналисткой. На душе его словно бы скребли кошки, и он точно знал, что «это» - еще не все.

Андрей вывел компьютер из режима сна, и, - надев наушники, - настроился на летящий к ним объект. Довольно долго время ничего не происходило, как вдруг… сигнал пришел, и сигнал был очень четкий и чистый. Это была аудиотрансляция, она продолжалась, - как сразу же засек Андрей, - ровно 15 секунд, затем шла пауза в 5 секунд, - и запись начиналась снова. Это были какие-то щелчки, или хрипы, или вздохи, что – Андрей не смог разобрать, сколько бы ни пытался понять природу этого сигнала. Загнав сигнал в анализатор, он обратил внимание на другой монитор.
Он фиксировал объект в радио- и инфракрасном спектре. Сейчас компьютер говорил, что астероид пульсирует, ПЕРЕДАЕТ что-то, - может быть, - что-то важное, но понять, а что же это такое, Андрей не мог. Сигнал транслировался, и Провоторов предположил, что те, - кто сейчас летят к ним, - зациклили его на бесконечное повторение. Что означало, что, - так же, - может быть, - на астероиде и не было никого в живых, а летел он согласно заложенному ранее маршруту. Сердце человека забилось быстрее, но Андрей знал о том, что действовать нужно быстро, но осторожно. Его ум, питаемый рассказами о космических приключениях, и чужеродных формах жизни, предупреждал его о возможных опасностях. Однако его любопытство оказалось сильнее страха. Он продолжал записывать странный сигнал, который мог бы раскрыть тайны Вселенной, или… принести на Землю угрозу из космоса.

Глубина памяти Андрея так же говорила ему о том, что он уже слышал эту последовательность звуков ранее. Но что это было, и когда он их слышал, при каких обстоятельствах, - для него оставалось загадкой.
Парень задумался, вспоминая, где он мог слышать нечто подобное. Однозначно, как понял Андрей из пояснений компьютера, это был ха-сигнал, какой-то древний зов, но вот что он означал…, он так и не смог вспомнить. Провоторов предположил, что эта какофония звуков может быть ловушкой, или же – сигналом бедствия, или еще чем-то…
И вот когда Андрей прослушал этот звук, - как ему показалось, - в стотысячный раз, - в глубине его сознания начали всплывать обрывки воспоминаний. Он вспомнил про буксир «Ностромо», и странный сигнал, который получила «Мать». Затем его память показала ему то, как один из членов команды, - Элен Рипли, - наполовину расшифровала его, и….
Он подавился собственной слюной, и едва не свалился со стула. Затем он схватил трубку проводного телефона, и позвонил вниз, где спал его напарник, Игорь, который был просто «сдвинут» на этом фильме Ридли Скотта. Когда сонный голос ответил, он сказал, чтобы тот шел к нему…

Как только Игорь Селиванов подошел ближе, Андрей запустил сигнал, который транслировался в космическое пространство с астероида.
- Игорь, - Провоторов с тревогой посмотрел на него, - ты слышал этот сигнал? – Он не стал намеренно «говорить про его Икону», опасаясь, что тот снова подумает, что над ним подшучивают. – И – слышал ли ты его ранее?
- Какой сигнал? – Селиванов протер еще сонные глаза, и осоловело посмотрел в монитор. - Что ты бормочешь, Андрей? Это среди ночи. Я понимаю, что ты энтузиаст, но чтобы до такого. Ну, летит к нам какая-то херь, верно. – Он смачно зевнул. – Прилетит, и тогда поймем, что это. – Он еще раз зевнул, прикрывая рот рукой. – Ты мне такой сон сломал…
Вместо ответа Андрей вывел сигнал через колонки компьютера. Затем просмотрел на Игоря, ничего не говоря. По мере прослушивания было видно, как Селиванов просыпался. Его лицо побледнело, ноздри затрепетали от гнева.
- Знаешь что?! – С тихим бешенством выдал он. – Вот ОТ ТЕБЯ я не ожидал такой подляны. – Он скинул кружку со стола Андрея, и повернулся, чтоб уйти. – Иди ты…, - далее последовали далеко не литературные выражения, и направление, в котором должен, - нет, был просто обязан, - пойти Андрей в обнимку со своим сигналом. Направление было указано точно, и состояло из всем известных Трех, - или Пяти, - Букв. Провоторов должен был пойти по одному из них, желательно – насовсем.
Андрей понял, что Игорь сейчас уйдет.

- Стой! – Он поднялся из кресла, и схватил Игоря за плечо. В ответ Селиванов резко развернулся, и его кулак въехал в лоб Андрея. На лице Игоря Андрей смог заметить эмоцию обиды последней стадии. Провоторов исхитрился заблокировать его руки и ждал, пока не иссякнут не имеющие берегов помойные реки, что вытекали сейчас изо рта его друга. – Проверь сам! – Он отпустил его, но приготовился к тому, что Игорь снова его ударит. – Сам проверь, а потом говори, что есть шутка! – Он отошел от него и демонстративно закрыл все окна на мониторе, которые были открыты им ранее. – Ну?!
Андрей внимательно посмотрел на Игоря. На его лице Провоторов прочитал, что, если сейчас, - не дай Боги, - он найдет флешку, файл с которой, - якобы, - проиграл ему Андрей, ничего хорошего его, - в этом случае, - не ожидает. Он подошел к столу, и внимательно его осмотрел. Затем полез под стол, видимо, смотреть, не стоит ли в одном из usb-портов флешка с файлом записи сигнала. Не найдя ничего, он вылез из-под него, и сел в кресло. Андрей встал рядом, и скрестил руки на груди.

Игорь проделал все те манипуляции, что и Андрей, немногим ранее. Сигнал снова пришел, и, - по мере его прослушивания, - на лице Селиванова разливалось такое охреносовение, что Андрею стало смешно. Он пожалел втайне, что не успел сохранить для потомков эту трансформацию. Лицо Игоря выглядело так, словно ему в лоб прилетел кирпич.
Селиванов посмотрел на Андрея снизу-вверх.
- Я уже подумал, что меня вышучиваешь, - на этот раз, - ты, мой лучший друг, мать твою. – Затем он перевел взгляд на монитор, и утвердительно кивнул. – Да, я подтверждаю: это именно тот самый ха-сигнал. Тот, что «Мать» получила на буксире «Ностромо». Тот, что Элен Рипли... – Он замолчал, не в силах говорить дальше.
- Подожди, подожди. – Андрей наклонился к нему, и понизил голос. - То есть, ты точно уверен, что это тот самый сигнал, из-за которого твой «Ностромо» приземлился на Ахерон? Тот, что привёл к..., - и замолк, поняв, ЧТО нашли «там» астронавты.
Селиванов кивнул.
- Да. И я не могу понять, это ловушка или крик о помощи. Но мы должны действовать.
- Это может быть чем угодно. – Серьезно протянул Андрей. – В том фильме, твоя Рипли сказала, что «Мать» посчитала это предупреждением об опасности. Мы не можем игнорировать его, но и рисковать не стоит. – Он немного помолчал, слушая то, что пришло из космоса. - Я записал его. Мы должны проанализировать каждый звук, каждую паузу. Если это сообщение, мы должны его расшифровать. А если «это» предупреждение… - Он многозначительно замолчал.

Игорь, взглянув на Андрея, увидел в его глазах не только тревогу, но и решимость.
- Хорошо, - сказал он, - давай разберемся с этим вместе. – Однако они оба знали, что СЕЙЧАС перед ними стоит задача, которая может изменить их жизни навсегда.
Сидя за компьютером, Селиванов начал анализировать сигнал, пока Андрей наблюдал за ним. Время от времени Игорь останавливал воспроизведение, делая заметки на листе бумаги.
- А вот внутри «этого» не просто шум, - медленно произнес он, - здесь ритм, который повторяется после каждых 46 секунд. Ты это слышишь? – И запустил сигнал в низкой прогрессии.
Андрей прислушался и кивнул.
- Да, это точно не случайность. Это должно что-то значить. – Игорь посмотрел на него. – Но что? – Задал Провоторов риторический вопрос. Селиванов только пожал плечами.
Они продолжили свою работу, полные надежды и опасений. Оба чувствовали, что стоят на пороге великого открытия, но что это будет - спасение или гибель - пока оставалось загадкой…
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 06 июл 2024, 17:24

***

Территория Союза Советских Социалистических Республик.
Ледокольный пароход «Александр Сибиряков», четвертый причал порта города Архангельск.
19 июля 1942 года.
Анатолий Качарава.


Ветер северного порта обдувал палубу ледокольного парохода, возле которого – на пирсе – все еще стоял капитан Анатолий Качарава, ошеломленный полученным приказом. Он смотрел, как последнее 130-миллиметровое орудие вздымается на борт, его тяжелый вес символизировал непреклонность и неизбежность предстоящего пути.
Качараве было тяжело принять, что его мечты о боевых действиях против врага рассеялись, как дым его сигареты, унесенный ветром. Вместо этого, его ждала миссия по открытию новой полярной станции на Северной земле. Он понимал важность этого задания для стратегических перевозок, но его сердце жаждало другого. Он всеми фибрами души стремился к боевой работе, жаждал громить тех, кто вероломно напал на Советскую землю. Была бы его воля, - он рвал бы их зубами, если бы ему не дали оружия…

Собравшись с мыслями, Качарава повернулся к своему кораблю. Ослушаться приказа он не смог бы, что означало только то, что он выполнит порученное ему задание. А потом снова подаст рапорт. И снова. И снова, пока его не удовлетворят. Он знал, что каждый солдат, каждое орудие, и каждый боеприпас на борту играли свою роль в великой цепи обороны страны. Он был готов выполнить свой долг, даже если это означало отказ от личных амбиций.
Он взошел на борт, и прошел в штурманскую рубку. Там он взялся за карты и начал планировать маршрут. Пять дней на подготовку, было достаточно для опытного моряка, каким был Качарава, и его команда профессионалов. Но всему хорошему, - рано или поздно, - наступает конец: время, отпущенное на погрузку и принятие людей, вышло. Он дал последние указания, и «Александр Сибиряков», как непоколебимый символ Советской мощи, начал свое плавание в неизвестность, оставляя за собой лишь бурлящие воды и обещание новых побед.

Ледокольный пароход медленно отдалялся от причала, оставляя за собой бурлящий след в холодных водах Северного моря. Качарава стоял у штурвала, его взгляд был прикован к горизонту, где сливались море и небо. Но в его сердце до сих пор бушевали эмоции - разочарование от отказа командования в участии в боевых действиях, но так же было и чувство долга перед страной, которая требовала именно его службы в эти суровые времена.
С каждым метром, отделяющим ледокол от берега, Качарава все больше осознавал важность своей миссии. Открытие новой полярной станции на Северной земле было критически важно для безопасности северных маршрутов и поддержки стратегических перевозок. Он знал, что каждый километр в этом путешествии будет испытанием не только для него, но и для всего экипажа.

Когда солнце начало склоняться к горизонту, окрашивая небо в оранжево-розовые тона, Качарава почувствовал, как напряжение дня медленно покидает его тело. Он отдал команду первому помощнику и отошел в свою каюту, чтобы подготовиться к долгим полярным ночам и холодам, которые ждали их впереди.
В каюте он развернул карты и начал изучать маршрут. Он должен был убедиться, что каждый этап пути был тщательно спланирован, чтобы избежать ледяных заторов и опасных течений. Он знал, что успех миссии зависит от его опыта и решимости, и он был готов встретить эти вызовы лицом к лицу.
Так начался новый этап в жизни Анатолия Качарава и его экипажа, полный опасностей, открытий и непреклонной веры в победу. Это путешествие, - вдали от берегов родной страны, - было полно неизвестности, но и возможности прославить свое имя, и имя родной страны.

***

Российская Федерация. Акватория Северного морского пути.
Ведомый гидросамолет дальнего радиуса действия Blohm&Voss B.V138C-1 «Каталина» (двойка).
Акватория пролива Карские Ворота – 70 градусов 29 минут 56 секунд северной широты и 58 градусов 00 минут 28 секунд восточной долготы.
14 часов 53 минут по хрономеру самолета.
15 января 2021 года.
Бамбер Бауэр.


Внезапно, вихрь огня и дыма охватил кабину Бамбера. Он почувствовал, как жар обжигает его лицо, и инстинктивно потянул штурвал на себя, пытаясь поднять свой самолет выше. Но было поздно. Все произошло очень быстро, пламя уже облизывало крылья, и он прекрасно знал, что его машина обречена. Вейниггер отшатнулся, его обожгло, он безвольно висел на ремнях, привязанный к креслу. Вопрос «что это было» сомнений не вызвал: они были атакованы, подло атакованы с кораблей, на которых, - как показалось Бамберу, - не было никакого оружия.
Однако по своему характеру Бамбер Бауэр не был тем человеком, который сдается без борьбы. Он был воином, и, - если уж ему предстояло уйти из жизни, - он возьмет с собой как можно больше врагов. С этой мыслью он направил свой горящий самолет прямо в сердце того диковинного корабля, который был, - с его точки зрения, - «дутым», и который, - по его твердому убеждению, - перевозил топливо для тайного оружия русских. Ни его свояк, ни штурман уже не смогли ему помешать.

Скорость была ошеломляющей. Ветер свистел в ушах, а странный корабль стремительно приближался. Бамбер закрыл глаза, помолился о том, чтобы его жертва не была напрасной, и снова открыл их. Чтобы в самый последний момент отпустить штурвал.
- Во славу и за победу Великого Рейха! – Прошептал он, видя, как приближается его самолет к борту странного судна. – Хайль Гитлер!!!! – И его самолет ударил точно между двух цистерн на палубе корабля.
Мощный взрыв разорвал тишину Северного Ледовитого океана, и огненный шар взмыл в небо, освещая его ярче, чем любое северное сияние. Осколки разлетелись во все стороны, и два ближайших корабля - датский и французский - оказались в эпицентре катастрофы. Огромные волны от взрыва подняли их на несколько метров вверх, прежде чем бросить обратно в ледяную воду. Олаф Шульц, - видя героическую смерть своего лучшего друга, - начал стрелять по остальному конвою. Он прошел на приличной высоте над ним, и сбросил бомбы, которые потопили два корабля, которые были ближе всего к тому, что таранил Бауэр. Взрывы так же нанесли критическое повреждение еще одному кораблю, который был под флагом Греции.
Экипажи были в шоке, но их выживание зависело от скорости их реакции. Уцелевший греческий корабль, немедленно откликнулся на катастрофу. Он спустил шлюпки на воду, и они маневрировали среди обломков, чтобы подобрать выживших. Тем временем, самолет Олафа прошел еще раз над водой, расстреливая уцелевших людей, и которых, что барахтались в воде, и тех, кто спешил на помощь.

Ледокол «Арктика» еще немного продолжил свой путь, затем встал, и тоже включился спасательную операцию…. Однако, на его борту были секреты, которые нельзя было раскрывать, и капитан знал, что любая задержка могла привести к их компрометации. Он приказал своему экипажу оставаться настороже, пока греческие корабли занимались спасением.
В это же самое время, на Луне, астронавты миссии «Артемида», что наблюдали за земной шаром, увидали яркий всплеск света. Они стали свидетелями взрыва, который превзошел все их ожидания, и показал, что даже в самых отдаленных уголках планеты могут происходить события, которые могли оставить след в истории человечества.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 08 июл 2024, 18:45

***

Межзвездный буксир «Ностромо», выход из созвездия «Дзета-Сетка».
Экипаж: на момент происходящих событий на борту 5 человек, которые способны принимать адекватные и взвешенные решения.
Груз: автоматический завод, который перерабатывает 20 миллионов тонн минеральной руды.
Курс: возвращение на Землю.
15 августа 2122 года, 03:05 согласно системе корабля.
Наталья Резникова.


Покидая ловушку расплава, она испытывала если не облегчение, то что-то близкое к эйфории. Им удалось вытащить Далласа из стены, где, - помимо него, - мучился еще и Бретт. Однако механик не подавал признаков жизни, не реагировал ни на свет, ни на обращения к нему. Его глаза вывалились из орбит, и уродливо свисали из глазниц, вися только на тонких белых «канатах», и она сильно подозревала, что «это» - не что иное, как глазные нервы. Как только дверь ловушки закралась за ними, - ее вновь посетило нехорошее предчувствие, как и в тот раз, когда Паркер, Ламберт и Рипли были готовы исполнить желание капитана, и отправить его в лучший мир. Она существенно замедлила шаг, и люди остановились, удивленно смотря на нее.
Наталья не ответила, но жжение в груди усилилось. Более того, - ее чуйка стала прямо кричать в голос о том, что НУЖНО СПРЯТАТЬСЯ, нужно уйти из коридоров «Ностромо». Она обернулась – двери сзади были закрыты. Идти можно было только вперед.

Однако ее тело словно бы сковал ступор. Она посмотрела на Далласа, который лежал на носилках, в его глазах был вопрос. Вопросы были так же в глазах людей, которые держали носилки.
- Ставим его. – Звенящим шепотом сказала Наталья, и поежилась. Когда носилки были на полу, она почесала затылок. Затем сделала знак молчания и поднесла руки к ушам, сделав из них нечто, что напоминало радиолокатор.
Все прислушались. Даже капитан приподнялся, и на его лице промелькнула напряженность. Однако, сколько люди не слушали пространство – не услышали ничего, а жжение внутри Натальи разрасталось. Резникова поняла, что там, - наверху, - их всех ждет опасность, если не смерть. У нее были думки относительно Эша, - этого чертового зомби, - по ее мнению, - но она вот ни разу не была уверена в том, что ей поверят.
Нужно было смотреть фильм Ридли Скотта. Первый из четырех, которые она была намерена показать уцелевшему экипажу. Но еще было чувство надвигающейся опасности, опасности, которая исходила откуда-то сверху. С верхних палуб корабля.\

- Паркер. – Шепотом спросила она, и посмотрела на мужчину. – Ты действительно спалил Эша? – На что он кровожадно усмехнулся. – Прямо до основания и в пепел?
- Ну, не в пепел, точно. – Через некоторое время ответил он. – Но шкуру я ему конкретно подрал, он у меня просто серой массой лежал, все спеклось. – Его передернуло. – Вот как Компания отравила с нами… робота?!
- А то ты не знаешь, - на лице Рипли промелькнула гримаса презрения. – Ты же сам все слышал: привести образец – приоритет. – Максимально скопировала она голос Эша. – Остальных задач нет. – Она помнила то, как взбунтовался Паркер, когда Эш сказал, что ДРУГИХ задач НЕ БЫЛО.

Наталья тоже вспоминала эту сцену. Но, - в отличие от них, - тех, кто ее ПРОЖИЛ, - она «это» всего лишь ВИДЕЛА. Она была сторонним наблюдателем, просто смотрела кино, и, - фактически, - подглядывала за жизнью героев через то окно, которое миру любезно приоткрыл Ридли Скотт. Ее трясануло, и они поняли это.
- А после, когда он сказал, что эту зубастую мечту стоматолога никак нельзя убить, – Ламберт задала вопрос Эшу. – Продолжила она, отвечая на невысказанный вопрос, которые они задали ей лишь глазами, Рипли и Паркер переглянулись. – Восхищен ли он им. – Тут Джоан раскрыла рот, и пересеклась взглядами с Рипли и Паркером. – А этот уродец ответил, что он восхищен цельностью этого космического козла. – С брезгливостью сказала Резникова, и немного помолчала, вспоминая то, что ответил Эш на вопрос Ламберт. – Тягой к жизни, которая не замутнена честью, совестью, или заблуждениями о морали. – Ее вновь передернуло, а трое начали внимательно смотреть на нее. – А потом, Рипли уже хотела отключить его, но этот негодяй начал тянуть время, оно ему нужно было, причем – очень нужно. – Наталья улыбнулась, и покачала головой. – Ай, да Эш, ай, да маленький засранец, иметь тебя в рот, а! Сука…, по самые гланды, и с особой жестокостью…
- «Тянуть время»? – Тупо переспросила Рипли.
Наталья с готовностью кивнула головой.
- Ага. – Голосом только что удовлетворенной сексуально женщины, ответила она. – Он сказал примерно следующее, уже и не помню точно, но что-то примерно такого: я не стану вам врать о том, что у вас есть шанс, но… я вам сочувствую. – Рипли схватила ее за кофту и швырнула в стену. Наталья подняла обе руки, как бы сдаваясь. – Элен, да. Время пришло. – Она взяла паузу, и посмотрела в конец коридора, который зиял лишь чернотой. И который освещался только «свечами», которые горели на концах стволов огнеметов. После чего, перевела взгляд на Паркера. – Ты его очень сильно замедлил, но не убил. – Ее передернуло. – И один Черт знает… - Далеко вверху раздался стук.

- Что?! – Выдохнула Ламберт.
- Нам надо скрыться отсюда. – Резникова посмотрела на людей, которые стояли рядом с ней, потом переела взгляд на Далласа. – Деннис его не убил, а процессор ему набекрень поставила Рипли, еще в гостях у Мамы, когда вытрясла их нее информацию о «специальном приказе номер девять три семь». – Она посмотрела на женщину. – Ты ж тогда его дважды об стену приложила, верно? – Элен не сказала ничего. – Жестоко приложила, аж голову разбила ему…
- И что? – С вызовом спросила Рипли.
- А то. – Резникова посмотрела на Далласа. – Сейчас мы для Эша – нежеланные свидетели. И если у него внутри достаточно промышленных нанитов, он само восстановится, и голову на место прикрутит, слово даю, - растянула рот в кошмарном оскале Наталья. – А после пойдет нас искать, с целью наказать обидчика. – Рипли и Ламберт посмотрели на Паркера.
- Эш мертв. – Твердо сказал Паркер, смотря Наталье в глаза.

- Да не скажи. – Начала Наталья, и ее взгляд напоролся на взгляд Ламберт. – Итак. Мы знаем, что эта мечта стоматолога ходила по вентиляции до того, как Эш помог ему сбежать…
- ЧТО?! – Выдохнула Рипли.
- То. – Наталья посмотрела в глаза уоррент-офицеру «Ностромо». – А ты думала, почему Шаттл вдруг двери закрыл, перед самым твоим носом?! – Перед лицом Элен Рипли словно бы граната разорвалась. – Когда вы все пришли – снова пришли – к реактору, Паркер сказал, что шаттл двери закрыл – и только видели его. – Паркер утвердительно кивнул. – Этот межзвездный козел внутри и был, и, - по идее, - в нем вы все четверо и должны были в нем спастись, в шаттле, я имею в виду. – Она взяла паузу. – Если бы меня не перебросило сюда, то Паркера и Ламберт сожрали бы, Рипли спасла Джонса и врубила самоуничтожение, а этот козел забрался бы в шаттл, и спрятался там.
- Чтоооооо?! – Протянула Рипли.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 09 июл 2024, 14:55

- То, - мило улыбнулась Резникова. – В шаттле бы спаслись: ты, Джонс, эта мечта стоматолога и Эш. Ксеноморфа ты бы выбила с лодки немного позже, по причине отсутствия у того билета на космолет. – Все улыбнулись. – И вас троих носило бы по космосу 57 лет, но, - в конце концов, - шаттл бы «поймали», и ты вернулась бы в реальный мир. – Она немного помолчала. – Через два года после того, как Аманда Рипли МакКларен, - по мужу, - умерла, была кремирована, и похоронена на кладбище в Висконсине.
- Что?! – Рипли ажно задохнулась. – Но как… - Резникова улыбнулась и пожала плечами, как бы намекая на скорое объяснение.
- Эш. – Тупо пересказала Ламберт. – Да что ты так в него вцепилась-то, его Паркер сжег из огнемета, и сейчас он серой грудой лежит на полу, в одном из помещений корабля.
Резникова кивнула.
- Лежит. – Повторила она. – А может, и ползает уже. И голову на место пришил.
- Джоан открыла рот, но Наталья опять показала радиолокатор, и, - некоторое время, - все напряженно слушали тишину.
Наталья повернулась лицом к Рипли.
- Все помним про то, что Эш – это настоящий, и ПОЛНОЦЕННЫЙ искусственный интеллект. В теле андроида, то бишь, робота. – Начала она. – И Третий Закон Робототехники говорит нам о том, что «робот должен заботиться о своей функциональности, если это не противоречит Первому и Второму Законам».
Джоан удивленно посмотрела на нее.
- Третий Закон? А первые два?
- Первый Закон говорит нам о том, что: робот не может причинить вред человеку в результате своего действия, или своим бездействием позволить человеку нанести вред самому себе. – Трактовка была очень вольной, но смысл сохранился. – Но так как «в гостях у Мамы», Элен аккуратно приложила Эша головушкой об стеночку так, что у него сперва центральный процессор съехал набекрень, а потом и еще раз – приложила. Вот тогда-то и Три Закона Робототехники пошли лесом. – Она огляделась. – В смысле – он клал на них, наплевал. – Ее взгляд упал на Рипли. – Если бы он следовал Первому Закону, то он не сделал бы попытки тебя убить. – Женщина аж рот раскрыла.

- А второй? – Негромко спросил Паркер.
- Второй Закон побуждает робота выполнять все приказы человека, если эти приказы не противоречат Первому Закону. Если бы он ему следовал, то Второй Закон вошел бы в серьезный диссонанс с его директивой 937, и он бы просто отключился бы. Но он же просто робот, и…
- Это значит, что у меня появилось очень много неприятных вопросов к тем, кто его программировал. – Нехорошо улыбнулась Ламберт.
- Не только к программистам. – Паркер зло сверкнул глазами в пламени «свечи». – У меня к руководству этой Компании теперь огромный зуб. – Резникова потеряла интерес к разговору, и осматривала стены, не отходя далеко от основной группы. Краем уха она слышала, что люди упоминали Бретта и Кейна.
- Нам надо уйти отсюда. – Наконец, сказала она. – Не знаю куда, хоть в космос. Если Эш функционален, придет сюда и поймет, что Даллас инфицирован… - Слова Натальи повисли в воздухе, как тяжелый туман, наполняя коридоры «Ностромо» ощущением неотвратимой угрозы. Рипли, Ламберт и Паркер обменялись взглядами, в которых читалась смесь недоверия и страха. Но время на раздумья было роскошью, которой они не могли себе позволить.

- Мы должны действовать, - решительно сказала Рипли, отталкиваясь от стены, к которой она подошла, поставив носилки на пол, и кивая на Резникову. - Она права, мы не можем оставаться здесь.
- И нам еще нужно позаботиться о Бретте. - Ламберт кивнула, ее глаза были полны слез, но в них теперь светилась решимость.
- Что ты предлагаешь? - Спросил Паркер, его голос был груб и низок, но и в нем слышалась нотка страха.
- Мы должны использовать вентиляционные шахты, как это делал этот… организм, - предложила Рипли, подойдя к отверстию в стене, которое было закрыто. - Это наш единственный путь спрятать Далласа, хотя бы на время.
Резникова пощипывала собственный подбородок.
- Там же очень холодно, это, во-первых, а ему, - она кивнула на капитана, - сейчас – нужен покой и много, много витаминизированных напитков, коктейлей и еды, которая богата клетчаткой. – Она посмотрела на Далласа. – Вы мне сейчас напоминаете тень, капитан Даллас. Вы ПРОСТО ОБЯЗАНЫ пережить операцию по извлечению… этого.

- Эту… операцию… ее хоть кто-то пережил? – С дрожью в голосе спросил Паркер.
Наталья ответила утвердительным кивком.
- Ее пережила Мария Семцова, ученый-ксенобиолог Консорциума России, и, - она посмотрела на Рипли, - она. – Даллас и Рипли переглянулись. – Только в ней сидела матка этих тварей, и, - для начала, - ей пришлось умереть. – Ламберт раскрыла рот. – Я все расскажу, и покажу, когда будем в безопасности. – Пообещала Наталья.
- И Эш…, если он действительно... - Ламберт не закончила фразу, но ее взгляд был наполнен ужасом при мысли о том, что искусственный человек может восстановиться.

- Тогда нам нужен план, - сказал Даллас, поднимаясь с носилок. Его голос был слаб, но в нем чувствовалась уверенность командира. – А план надо составлять основательно, и, - желательно, - в укромном месте. – Он посмотрел на Элен. – Рипли, ты знаешь шахты лучше всех. Веди.
Рипли кивнула и подошла к панели управления, чтобы открыть доступ к вентиляционным шахтам. Они все знали, что путь будет опасен, но альтернативы не было. Они начали движение, каждый шаг отдавался эхом в пустоте корабля.
- Будьте готовы к любым сюрпризам, - прошептала Рипли, ведя группу в темные узкие проходы.
Они двигались медленно, стараясь не издавать лишних звуков, но внутреннее жжение у Натальи не утихало. Она чувствовала, что опасность все ближе, и они должны быть готовы к столкновению.
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.

Аватар пользователя
Сэмпл Крайк
Активный участник
Сообщений: 343
Зарегистрирован: 26 апр 2021, 13:26

Re: Горячий снег

Сообщение Сэмпл Крайк » 10 июл 2024, 17:45

Резникова ползла крайней, замыкая группу. Тщательно закрыв за собой переборку, она еще некоторое время вслушиваясь в тишину уровня. Только по прошествие трех минут, она, - так и ничего путного не услышав, - быстро поползла за остальной группой. Которая ожидали ее возле первого поворота.
Наталья негромко сказала, что это она. После чего – замыкающим коллектива пошел Паркер. Время от времени группа делала короткие остановки, чтобы послушать тишину.

Наталья ползла и ей в голову лезли неприятные мысли. Она вот совсем не была уверена насчет того, что Эш не облазает тепловизором. В андроида, - пусть даже и старой модели, - такой, как Эш, - по идее, - можно встроить что угодно, даже термоядерное оружие. Что означало только то, что здесь, - в холодных вентиляционных «ходах» корабля, несколько «светлых точек» смотрелись бы очень заметно. А, значит, Эш, - даже не имея никакого желания найти их, - все равно их увидит. Рано или поздно.
- Капитан Даллас. – Обратилась она к мужчине, который полз перед ней. Даллас остановился. – Рипли, Ламберт… стойте!
- Ну, что еще? – Раздался тихий голос сзади, в котором сквозило недовольство.

- Будем исходить из того, что Эш уже функционален. – Негромко начала Наталья, когда группа остановилась, и наступила тишина. Сзади раздался выдох недоверия. – Деннис, - она посмотрела на Паркера, - такого врага, - как Эш, - лучше переоценить, чем недооценить, потом слез меньше будет. – Паркер не ответил. – В андроида можно установить любое, - повторяю, - любое оборудование, в зависимости от задачи, которая поставлена перед ним. И на которую он был запрограммирован.
Люди молчали.
- Итак. – Продолжила Резникова. - Я предполагаю, что у него в наличии есть тепловизор, и это…
- … означает только то, что она нас может увидеть тут, в холодных шахтах вентиляции. – Закончил Даллас, внимательно смотря на Наталью. Та кивнула. – Он немного подумал, затем повернул голову в направлении «головы» команды. – Рипли, что думаешь? – Он замолчал.

Понимая серьезность ситуации, Рипли, - на мгновение - закрыла глаза, собираясь с мыслями. Она знала, что каждое ее, - принятое ею в пути, - решение может стоить жизни им всем, и каждый ее шаг должен быть продуман до мелочей.
- У нас есть одно преимущество, - начала она, открывая глаза, и встречая взгляд каждого члена команды. - Эш, - несмотря на все его возможности, - все еще ограничен параметрами своего программирования. Он ищет тепло, значит, мы должны исчезнуть из его поля зрения.
- И как ты это себе представляешь? – Спросила Ламберт.
- Элен, имей в виду вот еще что. – Резникова посмотрела через Далласа и Ламберт в глаза Рипли. – Капитан останется там, и будет сидеть там до упора. – Ламберт, Рипли и сам Даллас удивленно посмотрели на нее, и Наталья пояснила. – До того самого момента, пока мы не откормим его до того состояния, чтобы он пережил операцию по удалению…
Сзади последовал тычок, и Наталья обернулась.
- Вот ты твердишь: операция, операция… кто-то ее пережил… - Серьезно посмотрел на нее Деннис Монро. – А кто ее будет проводить? Ты? – Наталья молчала. – И, - если все-таки, - ты, то, - кто из нас будет ассистировать?

Наталью передернуло, когда она представила внутренности капитана, его вскрытую грудную клетку…. Нет, крови она не боялась никогда.
- Знаете, я вот не медик от слова совсем. – Со стороны Далласа, Ламберт и Рипли послышался выдох. – Я-то честно считала, что ее будет проводить Эш, - после того, как мы его перепрограммируем, если не сами, - то с помощью Мамы – точно. – Она с вызовом посмотрела Паркеру в глаза. – Эш жив, ясно?! – Громким злым шепотом, затараторила она. – Для того, чтобы ГАРАНТИРОВАННО его прикончить, ты должен был, - после того, как сжег бедолагу из огнемета, - взять большой топор, и разрубить его на тысячу кусочков. И потом эти куски, - порционно, - выкинуть в открытый космос, при всем этом –выражаясь далеко не литературным языком. – Далее последовало витиеватое русское нецензурное выражение. – И еще одно, - с нажимом прошептала сказала Наталья, - ЭШ НЕ ВИНОВАТ. Он НЕ ВИНОВАТ в том, что он сделал, а виноваты те, кто его на это запрограммировал.

- И кто же это, например? – Скептически спросил Даллас.
- Майкл-Говард Бишоп. – Сразу же ответила она. – Он президент «Хайбердайн Системс», кропает свои «пародии на людей», - роботов и андроидов, - в огромных количествах. У него в штате сидят хорошие программисты, разработчики искусственного интеллекта, и даже робопсихологи. – Она немного помолчала. – А ему отдать такой приказ «заставить вас проверить странный сигнал, и послать с вами робота, для того, чтобы привезти ксеноморфа на Землю», мог только Питер Вейланд, президент «Вейланд-Ютани», той Корпорации, на которую вы все, - уважаемые, - и трудитесь. – Закончила она.
- Ты откуда это знаешь? – Позвучал шепот Ламберт.
Наталья посмотрела на Джоан.
- Я же сказала Элен, - не так давно, - о том, что время для всех объяснений – пришло. Сейчас надо укрыться, а потом – я все объясню. – Даллас кивнул, и вопросительно посмотрел на Рипли.

Рипли, понимая, что от ее решения зависит все, посмотрела в глаза капитану.
- Нам нужно найти такое место, - с расстановкой, - обдумывая каждое слово, сказала она, - где температура будет чуть выше нашей собственной, чтобы Эш не смог нас обнаружить, но и чтобы мы не подверглись риску замерзнуть. – Ответила она на молчаливый вопрос, заданный капитаном.
Некоторое время Даллас что-то напряженно обдумывал.
- Есть одно такое место, и туда мы ходим крайне редко, - медленно произнес он, его голос звучал слабо, но решительно. – Это отсек для хранения продовольствия. Там температура поддерживается на уровне, достаточном для сохранения продуктов, но достаточно высоком, чтобы мы могли там выжить.
- Точно, - подтвердила Рипли. – Только надо будет зайти в медблок, и забрать оттуда спасательные одеяла. Они предназначены для сохранения тепла в условиях низких температур. И эти одеяла помогут нам сохранить тепло наших тел, и уменьшить вероятность обнаружения.

А всегда практичная Ламберт, добавила:
- Нам нужно будет позаботиться о Далласе. Права, если мы сможем накормить его и восстановить его силы, он сможет пройти через это вместе с нами. – После этих слов, Рипли похлопала Ламберт по плечу, и поползла по утвержденному Далласом маршруту. За ней потянулась вся группа. Резникова молилась лишь о том, чтобы ей удалось усмирить эмбрион в груди капитана, и он дожил до того момента, когда его вскроет Эш, или же – Рипли его положит в крио. Она помнила то, что, - в отсутствии Далласа и Кейна, Рипли – старший офицер…
"Ее нужно изолировать, она опасна для окружающих. Ее нужно в тыл к противнику закидывать, вместо ядерной бомбы. А во избежание заражения - неплохо следом бы и настоящую отправить", - шефиня про меня.
Я РЫДАЛА ОТ СМЕХА В СОСЕДНЕМ КАБИНЕТЕ.


Вернуться в «Вселенная с подвселенными Крайк»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость